Чем опасны зола и шлаки от сжигания

За текст спасибо нашему волонтёру Афанасьевой Марии

В августе этого года жители Люберецкого района обнаружили несанкционированные свалки золы и шлака прямо на природных территориях (в поле и лесу). Оказалось, что это отходы Мусоросжигательных заводов №3 и №4.

Зола и шлаки — токсичный остаток после сжигания смешанного мусора — просто сваливали в поле, где их раздувал ветер и промывали дожди, то есть они попадали в воздух, почву и грунтовые воды. На сегодняшний день этот импровизированный мусорный полигон ликвидирован — благодаря жалобам жителей и активистов. Думаем, что зола и шлаки были просто перевезены на другой полигон. Министерство экологии Московской области ответили, что эти золошлаковые отходы безопасны. Этому не стоит верить — ниже рассказываем, почему.

Как вы уже поняли, сжигание смешанных отходов (разные виды пластика вместе со средствами личной гигиены, градусниками, батарейками, мед.отходами и т.д.) приводит не к полному уничтожению отходов, а лишь к их трансформации в другие опасные виды, которые в тех или иных количествах оказываются на прилегающих к заводу территориях. Помимо токсичных газов и загрязнения сточных вод, сжигание отходов связано ещё с двумя несгораемыми проблемами: золой и шлаками.

Шлак — это твёрдый остаток. Существующие технологии МСЗ позволяют обезвреживать шлаки до допустимых норм содержания токсинов для жилой зоны.

Зола — это летучий продукт сжигания. Содержание опасных для человека диоксинов в летучей золе может достигать 10 — 20 м нг/кг, в то время как предельно допустимая концентрация диоксинов в России в почве, используемой в сельском хозяйстве, не должна превышать 0,133 нг/кг. Поэтому для утилизации зольных отходов с фильтров МСЗ необходимы технологии, обеспечивающие гарантированную деструкцию молекул диоксинов.

Сколько образуется золы и шлака?

После сжигания остаются зола и шлаки, вес которых составляет 30% от первоначальной массы отходов.

Даже по федеральному классификатору отходов России зола и шлаки относятся к 3-4 классу опасности, хотя это не совсем корректно. Подразумевается, что опасные отходы типа батарейки, лампы, содержащие ртуть, лакокрасочные материалы, электроника, мед.отходы и т.д. не должны выбрасываться в контейнеры для коммунальных отходов и попадать на свалку и сжигание, но по факту происходит иначе.

На МСЗ поступает несортированный мусор, в составе которого может быть всё что угодно. Опасные составляющие не только не обезвреживаются, а наоборот, повышают в целом класс опасности полученного шлака и золы.

Если даже сейчас, когда в стране всего ДВА действующих мусоросжигательных завода в Москве, столица не может обеспечить безопасное и законное обезвреживание золы и шлака. Что говорить о планах на строительства ещё десятков МСЗ по всей стране?

Для примера, строящийся мусоросжигательный завод (МСЗ) под Наро-Фоминском будет сжигать 700 тыс. тонн в год. Согласно официальным данным документа предприятия, каждый год после сжигания будет оставаться 20568 тонн золы и 239640 тонн шлаков (это 4330 грузовых вагона!). Общую сумму остается умножить на количество планируемых к постройке МСЗ.

Есть ли решение?

Да, технологии должны быть направлены на уменьшение сжигаемых отходов и на максимальное повторное использование шлака и золы. Один из прогрессивных заводов, который работает с золошлаковыми отходами, находится в Швейцарии и называется ZAV Recycling AG. Там добывают металлы из зольного остатка и понижают уровень токсичности оставшихся отходов. Но остатки золы вывозятся на свалку.

Мы за то, чтобы ресурсы планеты не сжигались, а перерабатывались. Это самый экологичный способ обращения с отходами: сокращается количество отходов на свалках, а  природные ресурсы возвращаются в цикл производства.

В нашей стране это возможно. Вы можете ускорить процесс развития сферы переработки — просто поддержите инициативу Альянса против мусоросжигания и проголосуете ЗА отказ от мусоросжигания по ссылке

Комментирование запрещено