Переработка одежды и обуви: итоги поездки в Берлин

Одна из наших сторонниц, Дарья Руднева, про которую мы вам однажды рассказывали, организовала нам поездку в Германию на завод по переработке текстиля и обуви SOEX: тот самый, куда теоретически попадает обувь из Vagabond и одежда из H&M и Monki. Спасибо, Дарья!

Можно ли сдавать вещи H&M и Monki на переработку?

И H&M, и Monki в своих программах по переработке текстиля сотрудничают с компанией I:Collect (сокращённо I:CO). Данная компания аккумулирует поступающие вещи и отправляет их на заводы-переработчики. На одном из таких заводов, SOEX, побывали активисты движения «РазДельный Сбор».

Не будем томить: представитель завода не подтвердил (но и не опроверг) информацию о том, что к ним поступает одежда из России. Он удивился нашим вопросам и сказал, что передача одежды в Германию экономически невыгодна и проблемна в плане таможни.

Представители I:CO в переписке тоже не подтвердили, поступает ли к ним одежда из России, и на конкретный вопрос «На какой завод поступает одежда из России?» не ответили.

Поэтому мы не рекомендуем H&M и Monki для сдачи одежды на переработку. 

Можно ли сдавать обувь в Vagabond на переработку?

Vagabond тоже сотрудничает по переработке обуви с I:CO. Официальные представители Vagabond оказались более общительными. Они рассказали, что избегают ненужных отправок и копят обувь на складе. В то же время, на заводе нам так и не подтвердили, что к ним поступает обувь из России. Мы продолжаем вести переписку с официальными представителями бренда и просим показать склад с обувью в России.

Поэтому пока что мы не можем рекомендовать Vagabond для сдачи обуви на переработку. 

Переработка одежды

О компании I:CO и заводе SOEX

На заводе перерабатывается одежда, поступающая со всей Германии. Перерабатывается 60 000 тонн одежды в год — при этом во всей Германии за это же время собирается миллион тонн одежды. Т.е. в Германии подобных заводов по сортировке и переработке одежды несколько. Возможно, на них также перерабатывается обувь.

На такие заводы приходит одежда и обувь от жителей Германии и от организаций со всей Европы. С организациями работает компания-заготовитель I:CO, оказывая услуги по сбору и утилизации муниципалитетам, офисам и магазинам самых разных сегментов, начиная масс-маркетом H&M и заканчивая премиум типа Chanel.

Сортировка одежды

Одежду на заводе очень качественно сортируют: 700 сотрудников сортируют вещи на 400 категорий.

На первом этапе сортировки поступающие из машин вещи делят на:

  • одежду и обувь
  • подушки, одеяла, матрасы, большие пледы
  • неподходящий мусор — кто-то может случайно выкинуть в контейнер для одежды радиоприёмник, бутылку, вазочку

Одежда и обувь отправляется дальше, на следующие уровни сортировки.

Следующий этап сортировки — вынимание вещей из пакетов и коробок и  «грубая» сортировка по основным видам (около 15): брюки, кофты, куртки, детское, домашний текстиль, вязаные вещи и т.д. Каждый работник этого этапа отсортировывает тонну вещей в день. Помимо одежды, сдают много игрушек и CD-дисков. То, что не попадает в основные категории, отбрасывается и отправляется дальше на переработку или благотворительность, но таких «хвостов» очень мало.

Каждый из этих типов одежды уходит на свою досортировку, ещё на 10-15 категорий.

Мы видели, как сортируют брюки: определяют, может ли вещь ещё послужить или её надо переработать. Если штаны ещё могут послужить, то отделяют джинсы женские, джинсы мужские, детские, брюки деловые и другое.

Если штаны нужно переработать, то их сортируют по составу: хлопок, синтетика, смесовая ткань. Костюмы, кстати, отдельная категория, их не делят на штаны и пиджак, если их сдали вместе.

В итоге 70% поступающей одежды продаётся в секонд-хенды в Восточную Европу, Азию, Африку, Россию, а 30% перерабатывается прямо на этом заводе.

Переработка одежды

Если одежда полностью состоит из неперерабатываемого материала, например, пайеток, и её нельзя использовать повторно, то такая одежда идёт на сжигание. Мы выступаем против мусоросжигания и развеиваем мифы, связанные с ним. К сожалению, практика мусоросжигания очень распространена в Германии.

Переработка синтетики и хлопка по отдельности — вещь сложная. Поэтому на заводе делают «коктейль» из синтетических и хлопковых тканей — например, 90% синтетики и 10% хлопка. Эта смесь вместе с фурнитурой поступает в чан, где рубится, измельчается, разволокняется, потом на чесальных машинах получают войлок. Его прессуют. Этот войлок отправляется на шумоизоляцию, теплоизоляцию и в автомобили. Полученный войлок используется в основном на территории Германии.

Переработка обуви

Также на заводе SOEX, где мы побывали, перерабатывается обувь.

Обуви по сравнению с одеждой немного, 3 000 тонн в год, её стараются принимать только от юридических лиц, потому что утилизация обуви экономически невыгодна.

Обувь измельчают. Сепаратор отделяет:

  • металл
  • полиуретан, резину и т.п., — это называется «тяжёлая фракция», обычно подошва, её в обуви около 30%.

Получившуюся смесь несколько раз дробят. Её добавляют в плотные резиновые покрытия типа велодорожек. Например, Adidas делает из них свои спортивные площадки.

Внимание! Всё остальное, 70% «лёгкой» фракции, идёт на сжигание. Это верхушка обуви: ткань, кожа, шнурки. 

Переработка обуви таким образом — не ноу-хау и не прорыв в технологиях, так перерабатывают обувь в Европе уже 20 лет. Если честно, мы были немного разочарованы, т.к. ожидали большей технологичности переработки, большего масштаба. Но, судя по всему, пока что мало кто занимается продумыванием новых технологий переработки обуви. Надеемся, что в будущем ситуация улучшится.

Вывод

Мы рады, что нам удалось побывать на заводе по переработке одежды и обуви в Берлине и самим всё увидеть. Целый год в интернете ходит миф, что в Германии обувь делят на множество фракций и перерабатывают чуть ли не каждую из них. Мы своими глазами увидели, что это не так и, конечно, рассказали об этом вам.


Спасибо за то, что вы с нами!

Сила нашего движения — в вас. Людях, которым не всё равно.

Вы вдохновляете нас на то, чтобы каждый день работать.

У нас на сайте нет рекламы и мы не продвигаем наши публикации за деньги в социальных сетях. Наш рост и развитие происходит благодаря вам — сторонникам, читателям, подписчикам.

Наше движение некоммерческое и волонтёрское. Чтобы стабильно развиваться и расти, нам нужна материальная поддержка

Комментирование запрещено